понедельник, 19 сентября 2011 г.

Сакура Ватанабэ. Сделай мне больно.


Сделай мне больно. Сакура Ватанабэ

Это моя любимая и самая большая комната в моём большом отеле разбитых сердец. Каждый, у кого было сердце, когда он сюда вошёл, может рассказать о безумствах, которые здесь творятся под покровом ночи. Все эти люди заблудились тут навечно без любви. Они затерялись в этих четырёх стенах.
Комната оббита мягким красным бархатом, в ней до меня жил шизофреник. Из-за него я могу гордиться своими оригинальными стенами. Окна замурованы, а их очертания скрывают решётки. Тоже благодаря моему душевнобольному. Кровать с огромным балдахином со шпилем, который упирается в высокий потолок и словно уходит в вечно чёрное искусственное небо. Неподалёку стоит двухместный гроб, но он пуст. У стены напротив расположились все самые ужаснейшие орудия пыток. В центре их стоит моя подруга гильотина. От неё зависит судьба моих гостей – посетителей самой главной комнаты отеля разбитых сердец. Рядом в стену вмурована крупная ниша, в которой я храню вино. Кровь я не храню, она слишком быстро портится. Кроме того, я люблю её пить свежей. В преддверии очередной сумасбродной и безрассудной ночи я всегда пью вино. В этот раз пью Шато Марго, моё любимое. Оно мне напоминает истошные, дикие вопли моих первых жертв.
На улице я услышала заглушающийся мотор старенького «Роллс-ройса».
-Георг! Открой двери! – закричала я дворецкому, зная, что пришла моя подруга.
Через минуту она стояла уже передо мной. Она была мрачна, как и все мои друзья.
-Здравствуй, Этерния, - сказала я.
-Приветствую тебя, моя госпожа, - произнесла она, встала на колени и поцеловала мне руку.
-Встань и испей со мной вина, - сказала я.
-У меня траур, - произнесла Этерния, после глотка вина.
-Он у тебя всегда, - заметила я.
-Сегодня у меня просто ужасный траур. Тело Вильяма сгнило через неделю после того, как мы его убили. Я не успела провести над ним экзекуцию, - надрываясь, сказала Этерния, и вытерла вуалью слезу.
-О, ужас! – вскрикнула я и подняла руки к небу. – Ты его оставила лежать в могиле?
-Нет, я сожгла его мощи, декламируя Лавкрафта, - похлопала накладными ресницами она.
-Значит, ты не потеряла время даром! – вздохнула я.
-Моя доминантрикс, что вы сегодня предпочтёте – связывание или бичевание? – спросила Этерния, словно вспомнив о цели своего визита ко мне.
-Не беспокойся, моя дорогая, - ухмыльнулась я, хлопнув её, - Сегодня будет всё, но по порядку.
Я решила, что для разогрева моя подруга должна получить порцию плётки. Я надела маску и взяла орудие для страданий.
-Я отдамся тебе, моя госпожа! Делай со мной всё, что захочешь! – стонала Этерния после каждого стука плётки.
Во мне проснулось страстное желание взять власть над ней и над всем миром. Я сняла маску, и, упав на кровать, сказала:
-А теперь ты мне оближешь пальчики на ногах! Живо!
-Слушаюсь, моя госпожа, - покорно сказала моя рабыня.
Она вылизывала пальчик за пальчиком. Я наслаждалась её унижениями. Но, когда она пропустила один мой пальчик, я строго произнесла:
-За это ты должна быть наказана! Сними с себя корсет!
Мой приказ тут же был выполнен.
-Что ещё желает моя госпожа? – с готовностью сказала Этерния.
-Связать тебя!
Я взяла самые прочные верёвки, связала ей руки и привязала концы верёвок в разные стороны. Теперь моя рабыня стояла в позе Витрувианского человека.
-Теперь стой, ты наказана! – сказала я, и злорадно захохотала.
Я налила себе вина, присела на край кровати и смотрела на то, как корчится Этерния. Она что-то кряхтела, и, в конце концов, произнесла:
-Моя госпожа, моя госпожа!..
-Молчи, безумная! – сказала я.
Я сняла свои стринги из чёрной кожи и заткнула ими рот моей рабыне.
Этерния стояла в такой позе ещё полчаса и обессилела совершать уже какие-либо движения. Мне всё это наскучило, и я развязала её.
-Благодарю, моя госпожа! Позволь мне, несчастной, укусить твою грудь, - произнесла рабыня.
-За дело! – приказала я.
Но мне и это вскоре показалось скучным.
-Остановись, - сказала я рабыне.
Но Этерния, поглощённая процессом, не могла остановиться.
-Ты хочешь, чтобы твоя повелительница наказала тебя за непослушание? – спросила я.
-Всё что только хочет моя госпожа! – сказала Этерния.
-Нет, я тебя наказывать не буду, зато я тебе разрешу воскурить со мной кальяна, - предложила я ей.
Этерния кивнула. От кальяна мы почувствовали какую-то лёгкость и снова начали впадать в какую-то иллюзию. Внезапно я сказала:
-Я хочу на кладбище, идём туда и поживее!
Я надела рабыне намордник и повела её на поводке.
Вскоре мы оказались на моём старинном фамильном кладбище.
-Ищи череп покойного Филиппа! – скомандовала я.
Этерния начала раскапывать ветхие могилы, словно она была обученным псом. Она достала останки моей старой жертвы и показала их мне.
-Молодец, теперь я сниму с тебя намордник, - сказала я, хлопнув рабыню, - Ты не устала?
-Хочу ещё, моя повелительница тьмы! – закричала она.
-Я устала. Поэтому на сегодня хватит, - сказала я, и сделал незаметный жест рукой. Моя рабыня его не заметила.
Со всех концов кладбища, окутанного тьмой и ноябрьским туманом, начали собираться вампиры поближе к нам. Этерния их заметила после того, как внезапно появившиеся у меня клыки засияли.
-О нет! Неужели моя госпожа хочет мне участи Вильяма или Филиппа? – ужаснулась Этерния.
-Да, да, ты должна умереть! – сказала я, и вампиры во главе со мной уже вплотную окружили Этернию, создав мистическую комбинацию.
-Нет! Нет! Я не хочу! Я слишком молода, чтобы умереть! – отчаянно кричала Этерния.
-Поздно!
Я и мои вампиры в один момент умертвили её. Мы загрызли её насмерть, и выпили всю кровь моей рабыни. Спустя ещё одно мгновение вампиры-кровопийцы растворились во тьме, а Георг помог мне отнести тело убитой Этернии в дом. Я положила его в пустой гроб и долго смотрела на лицо рабыни. Она была прекрасна, как и при жизни. Вокруг гроба стояли свечи. В комнате царил такой же полумрак, что и всегда.
Так я умертвила свою любимую рабыню Этернию и похоронила свою любовь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.